Казахстан: сельское хозяйство при смерти

21.05.2019

В последних числах марта в Астане состоялось республиканское собрание фермеров Казахстана. Из всех регионов страны съехались аграрии, чтобы поднять и обсудить злободневные вопросы.

В своем докладе президент Республиканского общественного объединения "Союз Фермеров Казахстана" А.К. Даринов отметил, что в прошлом году был получен рекордный урожай зерновых культур - 29,7 млн. тонн зерна в бункерном весе (рост в 2,2 раза по сравнению с показателем 2010 года).

Но вместо благополучия рекордный урожай принес большие проблемы для большинства товаропроизводителей, и в первую очередь для крестьянских и фермерских хозяйств. Именно из-за нерасторопности уполномоченных на то органов, где первую скрипку играет Министерство сельского хозяйства, своевременно не были решены проблемы с хранением и сбытом выращенного урожая.

Справка "КазахЗерно.kz": Пшеницы в хозяйствах осталось немало. На 1 марта, по данным статистики, в крестьянских и фермерских хозяйствах его было 2 012 694 тонны. Для сравнения: в прошлом году на этот же период его было 997 945 тонн. Еще больше его в сельхозпредприятиях - 5 391 332 тонны. В прошлом году - 2 545 067 тонн. При этом в этом году элеваторы забиты "под завязку" - 9 161 556 тонн. В прошлом году на элеваторах было 3 592 242 тонны.

Между тем, темпы экспорта зерна остаются крайне низкими по отношению к общему балансу. Директор департамента земледелия Министерства сельского хозяйства Анна Буць в ходе видеомоста Москва-Астана-Киев на тему "Посевная кампания 2019 года и виды на урожай" сообщила, что Казахстан экспортировал к началу апреля 7,8 миллионов тонн зерна в текущем маркетинговом году. "На сегодня (экспортировано) 7,8 миллионов тонн (зерна) вместе с мукой, если брать текущий маркетинговый год", - сказала Буць.

Осталось всего три месяца. Сколько вывезет за этот срок Казахстан? При сохранении нынешних темпов - не более 2,5 - 3 млн. тонн.

"Особенно это характерно для 2009 и 2011 годов, когда конъюнктура рынка зерна складывалась не в пользу простого товаропроизводителя, т.к. цены на фоне отсутствия спроса падали до самого минимума, а мощности имеющихся элеваторов не позволяли осуществить их приемку в полном объеме", - отметил президент союза фермеров.

Крапленые карты Продкорпорации или выигрыш при любом раскладе

Даринов привел в пример несколько удручающих эпизодов из практики тех лет. Так, в засушливом 2010 году, когда виды на урожай были неутешительны, Продкорпорация, летом накануне уборки зерновых, продала частным зерновым компаниям около 2 млн. тонн зерна пшеницы 3 класса по цене 21 тыс. тенге за тонну. В свою очередь, зерновые компании, переписав зерно на свой баланс, не сея и не убирая, без каких-либо затрат и рисков, перепродают их уже по более высокой цене.

"Не касаясь вопросов законности указанных действий, для этого есть соответствующие органы, должен отметить, что буквально в тот же период объявляется коммерческий закуп 2 млн. тонн зерна по цене 26 тыс. тенге. А происходило это в условиях, когда у крестьян из-за низкой урожайности практически не было свободных остатков, а цены рынка достигали 35 тыс. тенге за тонну. Для выколачивания требуемого количества зерна были задействованы ресурсы как Продкорпорации, так и местных исполнительных органов, которые буквально выворачивали руки и заставляли фермеров сдавать зерно по невыгодной цене, согласно доведенной квоты", - отметил докладчик.

В 2011 высокоурожайном году, наоборот, имели место факты злоупотреблений и искусственного затягивания процессов по доведению квот на коммерческий закуп зерна в объеме 5 млн. тонн по цене 25 тыс. тенге. "Так, между принятием Правительством решения о закупе зерна (18 августа 2011 года) и началом процедуры оформления документов прошло более 40 дней. За это время акиматы зерносеющих регионов страны и структуры Продкорпорации никак не могли согласовать размеры квот, доводимых до районов и товаропроизводителей. Этим, конечно, воспользовались определенные бизнес-структуры, которые ещё в период уборочной кампании начали активно закупать пшеницу 3 и выше классов по цене 10-12 тыс. тенге за тонну, т.е. в 2,5 раза дешевле цены Правительства", - привел цифры Даринов.

Также были озвучены другие проблемы большого урожая, в частности, наряду с ценовыми проблемами, имели место негативные моменты, связанные с выполнением законодательства о зерне в части регулирования отношений между участниками зернового рынка, т.е. сдатчиками зерна, и владельцами элеваторов и хлебоприемных пунктов. Последние, пользуясь монопольным положением и статусом уполномоченного элеватора, ставили потенциальных сдатчиков зерна в неравные условия с применением дискриминационной и обманной практики.

"В урожайные годы многие элеваторы, принадлежащие зерновым компаниям и холдингам, в нарушение действующего законодательства, отказывались принимать зерно от фермеров, пропуская через ворота машины с зерном от своих предприятий, или ставили им неприемлемые, можно сказать, кабальные условия и требования. Они даже не принимали то зерно, которое фермеры сдавали по квоте Продкорпорации", - отметил докладчик.

Какой бы ни был урожай, денег нет, хоть занимай

Указанные примеры наглядно показывают, что крестьяне при любом раскладе, будь это засуха или урожайный год, остаются при своих интересах, т.е. без прибыли и с кучей проблем по хранению и реализации выращенного урожая. "Значит, это не случайное стечение обстоятельств, а скорее, закономерность, принимающая уродливые очертания дикого капитализма. В результате, плодами их труда пользуется кто угодно, но только не крестьяне", - отметил Ауезхан Камешевич.

Между тем, запоздалые меры министерства по перемещению зерна с элеваторов основных зерносеющих регионов, нежелание или же неспособность искать дополнительные емкости для временного хранения зерна, привели к тому, что значительная часть урожая осталась на токах и полях под открытым небом.

Естественно, что в таких условиях обеспечить полную сохранность, а главное, качественные параметры зерна, практически невозможно. Также нет гарантий от их гибели или порчи.

В контексте сказанного докладчик отметил, что вместо решения проблемных вопросов по стабилизации или повышению доходности фермерских хозяйств, министерство пошло на изменение механизма государственной поддержки субъектов зернового производства. Суть этих изменений заключалась в отмене существующего механизма выдачи субсидий на 1 гектар посеянной площади и введение вместо него механизма выдачи гарантий на получение сезонных кредитов в финансовых институтах. "Мы заявили, что такой подход нацелен на государственную поддержку только тех, кто живет на кредитах и сидит на "кредитной игле". При этом те, кто работает без кредитов, полностью лишается мер господдержки. А это 90 и более процентов крестьянских и фермерских хозяйств, - в качестве аргумента привел цифру выступающий. - Поэтому мы предлагали сохранить существующий механизм субсидирования в зерновом хозяйстве, а предложенный механизм гарантирования кредитов ввести как дополнительную меру господдержки".

В целях технологического объединения мелких фермеров союз предлагал принять и реализовать программу кооперации. В целях повышения доступности кредитных ресурсов для средних и мелких товаропроизводителей предлагали дальше развернуть на деле доказавшую свою эффективность программу развития сети сельских кредитных товариществ. К сожалению, все эти предложения остаются без должного внимания.

Также Союз фермеров Казахстана выразил свое несогласие с идеей изменения ныне существующего режима налогообложения для сельского хозяйства, точнее, с идеей повышения размера налога на земли сельскохозяйственного назначения. По мнению Министерства сельского хозяйства, нынешние размеры земельного налога не позволяют эффективно использовать земельные ресурсы. И путем повышения налога на землю минсельхозовские чиновники рассчитывают на то, что крестьяне сами откажутся от неэффективно используемых земельных участков и тем самым откроется путь для перехода земель от менее эффективного к более эффективному субъекту.

Однако, на взгляд фермеров, такой подход является в корне неправильным по нескольким причинам.

Первая из которых, низкая эффективность использования земель сельскохозяйственного назначения, прежде всего, связана с непривлекательностью сельского хозяйства из-за больших рисков и его низкой рентабельности, а не низкими размерами земельного налога.

Вторая причина, которая была озвучена на форуме, - низкая техническая оснащенность большинства субъектов малого и среднего бизнеса на фоне недостаточности мер господдержки с отсутствием специальных программ субсидирования стоимости техники. Ни для кого не секрет, что большинство сельхозтоваропроизводителей сегодня работают на физически и морально устаревшей технике. Темпы обновления технического парка остаются крайне низкими, а для абсолютного большинства сельхозформирований, и в первую очередь для средних и мелких хозяйств, не имеющих доступ к кредитным ресурсам, - это несбыточная мечта. А те средства, которые предназначены для лизинговой программы, являются мизерными и достаются они по сути дела только избранным бизнес-структурам, как правило, зерновым компаниям и крупным сельхозпредприятиям.

"Мы не раз предлагали увеличить лизинговую программу и ввести механизм субсидирования стоимости приобретаемой новой сельскохозяйственной техники. В той же России принято решение о реализации в 2019 году программы обновления парка сельскохозяйственной техники, где приоритетным направлением реализации этой программы будет, как и в 2011 году, поддержка малых форм хозяйствования на селе с возможностью приобретения ими техники со скидкой 50%. Кстати, для крестьян Китая, стоимость сельхозмашин субсидируется на 70%. Спрашивается, как в этих условиях, находясь по соседству с указанными странами, можно обеспечить конкурентоспособность и выживаемость наших фермеров? Значит, пока не поздно, необходимо в соответствии с Посланием Главы государства искать альтернативные пути для расширения доступа фермеров к финансированию, в том числе по субсидированию стоимости техники для крестьянских и фермерских хозяйств", - сказал Даринов.

И, в-третьих, государство и без повышения земельного налога может на законных основаниях изъять неиспользуемые или неэффективно используемые земельные участки и передавать их более эффективно работающим субъектам за счет активизации деятельности земельной инспекции в рамках существующей законодательной базы.

А в качестве положительного примера председатель Союза фермеров предложил изучить опыт Китая, где в целях поддержки сельского хозяйства государство пошло на полную отмену налога на земли сельскохозяйственного назначения.

Фермеры также полностью поддержали идею создания единого зернового холдинга. Но при этом отметили: "Пока же нам не понятны ни структура, ни принципы ее деятельности. Если там будет заложен кабальный принцип закупа зерна, то у крестьян большой радости не будет. Но если она будет справедливо делиться прибылями, полученными от экспорта зерна, как это делается, например, в Канаде, то мы думаем, что это устроит фермеров".

Поможет ли заграница казахстанскому животноводству?

Как отметил Ауезхан Камешевич, много разногласий было у Союза с Министерством сельского хозяйства по вопросам развития животноводства.

"Прежде всего, мы совместно с учеными, говорили о необходимости взвешенного подхода к вопросу массового импорта скота. Мы предлагали сначала создать основу прочной кормовой базы и обеспечить ветеринарную безопасность, а затем завозить скот. Мы говорили о завозе именно высокопродуктивного племенного скота с соответствующим генетическим потенциалом с учетом рекомендаций научных организаций. Мы также говорили о строительстве откормочных площадок с учетом состояния сырьевых источников, т.е. в зависимости от наличия откормочного контингента и возможностей воспроизводственной базы. В нашем понимании они должны возникнуть как естественная потребность субъектов воспроизводственной базы. К сожалению, эти моменты руководством Минсельхоза не воспринимались. И как результат сегодня мы имеем печальные результаты", - подчеркнул Даринов.

Справка "КазахЗерно.kz": На начало 1990 года в Казахстане содержалось 9,757,2 тыс. голов крупного рогатого скота, 35,660,5 тыс. голов овец и коз, 3,223,8 тыс. голов свиней, 1,626,3 тыс. голов лошадей, 143 тыс. голов верблюдов и 59,9 млн. голов птицы.

На конец 2010 года наблюдается совершенно иная картина. К началу 2011 года в Казахстане насчитывалось 6,175,3 тыс. голов крупного рогатого скота, 17,988,1 тыс. голов овец и коз, 1,344 тыс. голов свиней, 1,528,3 тыс. голов лошадей, 169,6 тыс. голов верблюдов и 32,8 млн. голов птицы.

В итоге за период с 1990 года поголовье крупного рогатого скота уменьшилось на 36,7%, овец и коз - на 49,6%, свиней - на 58,3%, лошадей - на 6%, верблюдов увеличилось на 18,6% и птиц уменьшилось на 45,2%. В среднем за 20 последних лет Казахстан восстановил поголовье всех видов скота и птицы на 54% к 1990 году.

Массовый импорт племенного скота без учета рекомендаций ученых привел к тому, что под видом племенных был завезен и коммерческий скот с сомнительными родословными. Такая картина имеет место в с. Мамай Енбекшилдерского района Акмолинской области, куда госкомпания Нацхолдинга "КазАгро" совместно с американцами импортировала скот в конце 2010 года. И сегодня как минимум половина приплода, полученного от этого скота, не соответствует статусу племенного, - аргументировал претензии выступающий.

СМИ заполнены информацией о завозе в Казахстан зарубежного скота. То там, то здесь открываются новые фермы, куда сотнями завозится продуктивный голландский, венгерский, немецкий скот в расчете на чудо. Вот-вот сейчас зарубежные коровы начнут нам плодить крепких бычков, которые через год превратятся в однотонных монстров, состоящих из чистого экспортного мраморного мяса. Но не бывает чудес. Этим зарубежным коровам впору вешать на шею, вместе с именем и родословной табличку: "Мы, идущие на смерть ради повышения продовольственной безопасности Казахстана и его экспортного мясного потенциала". Технологии содержания, рационы питания, отсутствие вменяемого персонала по обслуживанию скота оставляют желать лучшего. Это такие мелочи, которые решают все.

В качестве следующей весомой причины фермеры называют то, что практически все крупные откормплощадки на 5 тыс. и более голов, построенные на средства Нацхолдинга "КазАгро", сегодня пустуют или загружены от силы на 10-30% от проектной мощности. Вследствие этого вложенные огромные бюджетные средства заморожены, а возвратность выделенных кредитов находится под большим вопросом.

Возникает естественный вопрос: почему соответствующие органы до сего времени не интересуются эффективностью вложенных сюда бюджетных средств?

Согласно разработанным правилам и механизмам, субсидии за откорм будут получать только те субъекты, у которых на постоянном откорме должно быть не менее 400 голов крупного рогатого скота. Таким образом, одним росчерком пера минсельхозовские чиновники лишили всех субъектов малого и среднего бизнеса на селе мер господдержки за откорм, хотя именно данная категория сельхозформирований является одним из основных поставщиков мяса на внутренний рынок и Глава Государства всегда говорит о необходимости их всемерной поддержки.

Справка "КазахЗерно.kz": В 1999 году впервые в Казахстане поголовье КРС увеличилось на 40 тыс. особей. В 2000 году коров и быков стало еще на 8 тысяч больше. В 2001 году прирост более значительный - 186,9 тысяч голов. Понадобилось целых 6 лет, чтобы увеличить поголовье КРС на более 1000 тыс. голов. В 2004 году крупнорогатых животных в Казахстане стало 5203,9 тыс. особей. Еще 5 лет понадобилось животноводам, чтобы преодолеть планку поголовья в 6000 голов (6095,2 тыс. в 2009 году). Возможно ли с такими темпами нарастить поголовье скота, как самого важного показателя потенциала мясного производства, до уровня промышленного экспортного забоя в 60 тыс. тонн? В 2011 году плавная система ежегодного повышения поголовья начинает давать сбои. В 2010 году в Казахстане было 6175,3 тыс. голов КРС.

Если применить наш оптимальный коэффициент прироста поголовья, то в 2011 году оно должно было достигнуть 6545,8 тыс. голов. На самом же деле оно оказалось на уровне 6160,4 тыс. особей. А в 2019 году оно еще больше уменьшилось - до 5705,9 тыс. голов. Заметьте, это в условиях, когда в Казахстан активно завозился зарубежный скот. Получается, скоро планы строятся, да не скоро стадо полнится.

"По нашему мнению, такая идеология господдержки, выработанная и реализуемая Минсельхозом, не имеет перспективу, т.к. она в своей основе несправедлива и противоречит таким устоявшимся рыночным принципам как: соблюдение равных условий конкуренции, равнодоступности и гарантированности мер государственной поддержки", - отметил президент Союза фермеров.

К сожалению, прописные истины, исходящие от сегодняшних реалий, не воспринимаются должным образом, "и это в очередной раз нашло свое подтверждение в проекте "Новой программы развития АПК Республики Казахстан до 2020 года", разработанном Министерством сельского хозяйства", - сказал Даринов.

Да, нерадужная картинка вырисовывается… Так на чьей же стороне играет Минсельхоз? Или он бьет только в свои ворота? Как ни прискорбно в этом сознаться, но, скорее всего, фермерам еще долго придется стучаться в закрытые двери. А, по сути, это двери их же собственного дома… Хочется крикнуть: верните ключи хозяевам или хотя бы попытайтесь услышать их…