Конопляный успех Минсельхоза

21.05.2019

Минсельхоз ошарашил космической цифрой. По мнению ведомства, правительство должно потратить 2,1 трлн. руб. на развитие сельского хозяйства в 2018–2020 годах. Прежде чем расходовать такие деньги, стоит разобраться, хорошо ли работает нынешняя программа поддержки села. С 2008 г. казна израсходовала на нее 420 млрд. рублей.

Главная проблема – как распределяются бюджетные средства. До 70% денег получают огромные агропромышленные компании, рядовым хозяйствам и фермерам достаются крохи. В результате производство растет преимущественно в тех отраслях, где правят бал крупные агрохолдинги.

Взять, к примеру, животноводство, на которое казна тратит порядка 10 млрд. руб. в год. Самое простое в производстве мясо – курятину – в основном выпускают крупные птицефабрики. С бюджетной помощью, которая в иные годы приближалась к 1 млрд. руб., за 10 лет производство крылатого мяса выросло в 3,5 раза. В прошлом году достигло 2,8 млн. тонн. Другая процветающая отрасль – свиноводство. Если в начале 2000-х аграрии производили 1,5 млн. т свинины, в последние годы выпуск достиг 2–2,3 млн. тонн. Прибавку обеспечили новые свинокомплексы на сотни тысяч голов, которые с бюджетной помощью выстроили опять же – крупные агрокомпании.

Госконопля

С "сельскохозяйственной коноплей" дела обстоят странно. Одной рукой государство отчаянно борется с ее дикорастущими плантациями. Были случаи, когда у собственников даже отбирали неиспользуемую сельхозземлю. В первую очередь за то, что на ней "само собой" буйно разрослось веселое растение. С другой стороны, даже руководитель Госнаркоконтроля Виктор Иванов в декабре 2010 г. ухитрился отмочить невероятную фразу: "Конопля культивируется в ряде стран. Производство конопли – в полезных целях – даст 100 тысяч рабочих мест".

На этом фоне не удивительно, что Минсельхоз включил коноплю в программу господдержки села. С интересной формулировкой "субвенции на поддержку и стимулирование традиционного садоводства, социально-инженерное обустройство территорий".

Цели – самые загадочные, к тому же их не сильно афишируют. Как выяснили "АН", несколько лет назад каждая тонна конопли субсидировалась из расчета 7 тыс. рублей. Потом дотации сократили. Видимо, догадались – дело и без того прибыльное. Например, сейчас в Новосибирской области государство доплачивает за тонну конопли 900 рублей. В Курской области крестьяне получают "субсидии на приобретение у российских производителей элитных семян конопли".

Удивительная программа Минсельхоза по поддержке производства льна и конопли затесалась между "поощрением элитного семеноводства" и "приобретением средств химизации". Что интересно, конкретно по конопле целевые показатели нигде не указаны. Это само по себе выглядит подозрительно – по остальным культурам цифры не скрывают.

Опрошенные "АН" эксперты сошлись, что официально речь идет о так называемых ненаркотических видах конопли. Растение пригодно для производства веревок и канатов, из него можно выпускать пеньку и бумагу. Но на деле хоть какое-то содержание веселых веществ есть в любой конопле. Возможно, Минсельхоз, не особо разглашая этот факт, развивает ограниченное производство, например для нужд фармацевтической промышленности.

Есть и другие успехи. К примеру, выросло поголовье коз и овец, программа поддержки которых обходится бюджету в 650 млн. руб. в год. Но судьба госсубсидий вызывает сомнения, поскольку половину животных вырастили на славящемся "прозрачностью" расходов Северном Кавказе. Второе подобное достижение Минсельхоза – стабильный рост поголовья северных оленей. Это не шутка. Аграрное ведомство тратит на программу развития оленеводства и табунного коневодства 180 млн. руб. в год. С лошадьми не задалось – поголовье стабильно сокращается. Зато число оленей на Крайнем Севере за пять лет выросло на 30% и к радости чиновников перевалило за 1,5 миллиона.

Увлекшись разведением коз и оленей, в Минсельхозе упустили главное. Поголовье коров по-прежнему снижается. В прошлом году, впервые за всю послевоенную историю, численность общероссийского стада опустилась ниже 20 млн. голов. Соответственно, падает и производство говядины. В начале 1990?х его выпуск достигал 4 млн. т в год. В 2003–2004 гг. – 2 млн. тонн. В прошлом году аграрии выдали на-гора лишь 1,72 млн. т благородного мяса.

Нет коров – нет молока. Хотя в молочное животноводство и пришли давно крупные агрохолдинги, пока здесь – полный провал. Согласно госпрограмме развития на 2008–2010 гг., в 2011 г. в России должны были произвести 36 млн. т молока, в следующем – 37 млн. тонн. На деле надои упорно держатся на уровне 32–32,5 млн. тонн.

Вторая проблема – субсидии нередко идут на заведомо нерентабельные направления. Нагляднее всего это демонстрирует поддержка растениеводства. Есть два вида растений, которые Минсельхоз субсидирует несмотря ни на что. В 2008 г. чиновники приняли госпрограмму по поддержке производства льна и конопли. Казна тратит на это 240 млн. руб. в год.

Успехи скромные. По плану, к 2010 г. сборы семян льна-долгунца должны были вырасти в 5 раз – до 36,7 тыс. т, льноволокна – в 1,5 раза, до 96 тыс. тонн. Но кризис подкосил текстильную промышленность. Льнокомбинаты массово перешли на более дешевые хлопчатобумажные ткани. Из-за отсутствия спроса сборы льна рухнули. В 2010 г. собрали 35 тыс. т волокна, 5 тыс. т семян долгунца.

Другая культура, которую упорно поддерживает Минсельхоз, – рапс. Это помесь сурепки с капустой. Шесть лет назад это масличное растение было на коне, предполагалось, из рапса наладят масштабный выпуск биодизеля. Поэтому с начала 2000-х мировой урожай этой культуры вырос в 1,5 раза – до 58 млн. тонн. Минсельхоз следовал в общем форватере, с 2002 по 2008 г. сборы рапса в РФ увеличились в 6 раз – до 750 тыс. тонн. Но вскоре выяснилось – биодизель не панацея, спрос на него растет медленее, чем ожидалось. И тема сдулась.

Так что, прежде чем приземлять очередные сотни миллиардов рублей с помощью штурманов из Минсельхоза, правительству стоит подбить баланс предыдущего рейда. Конечно, рост ключевых показателей радует. Но производство курятины и свинины – дело настолько выгодное, что вполне могло бы расти без всяких госдотаций.

К тому же, несмотря на субсидии, стоимость российских свинины и птицы – пока выше мировой. И так – почти по всем продуктам, от зерновых до молока. Агрогиганты ловко манипулируют государственными интересами, чтобы оборонять свои завышенные цены от конкуренции извне. Хорошо бы, чтобы у следующей программы развития села было две основных цели. Не только новый рост производства, но и борьба с ценовым диктатом.