Молочники бьют тревогу из-за падения цен

29.05.2019

Большая радость для потребителя молочных продуктов – в мире перепроизводство, цены на сырье в Европе падают на 20–30%, у нас – на 30–40%, и казалось бы, это должно привести к тому, что все будет дешевле и качественнее. Но не будет – выиграют, как всегда, посредники и, может быть, переработчики, розничные цены у нас снижать не принято. Да и в самих колебаниях цен, даже таких сильных, ничего удивительного нет – это нормальная практика, цены то растут, то падают, и производители вслед за этим то увеличивают производство, то сокращают. Но на фоне других изменений – прежде всего, политики в отношении импорта – они могут быть для нас критичны.

Все уже привыкли, что каждую весну из-за сезонного падения цен у нас происходит обострение отношений с главным поставщиком дешевых молочных продуктов – Белоруссией. Каждый раз молочники обижаются из-за того, что правительство им не помогает бороться с импортом, и в глазах обывателя это выглядит следующим образом – опять наши ленивые российские производители разнылись и не хотят участвовать в честной конкурентной борьбе. Однако если проанализировать ситуацию, то она очень напоминает пример Евросоюза, который трещит по швам из-за того, что объединились совершенно неравные по уровню экономического развития и экономической политике страны. В итоге, одни страны вынуждены работать и на себя, и на соседа, если не на трех соседей сразу.

Что же у нас? Мы интегрируемся с Белоруссией и Казахстаном, пытаемся возродить советские экономические связи – это здорово. Мы становимся частью ВТО, международного торгового сообщества – тоже хорошо. Белорусы – молодцы, мы только рады за них, что они не дали развалить советскую сельскохозяйственную систему и сохранили ее структуру. Мы рады за них: они добились от России льготных условий и по электроэнергии, и по газу, и по другому топливу. Замечательно, что у них существует система государственной поддержки, при которой все сельское хозяйство принадлежит государству и защищено дотациями. В итоге стоимость продукции значительно ниже, чем у нас или Европе, потому что белорусам, в общем-то, все равно – продадут они в убыток или нет. У них вообще нет понятия рыночной экономики и рентабельности, важны только объемы производства и объемы реализации.

Как развиваем сельское хозяйство мы? Мы берем большие кредиты, и субсидированные, и несубсидированные. Причем брать эти кредиты нас агитировало наше собственное государство, которое обещало, что мы будем защищены от импорта и несправедливой конкуренции. Многие представители отрасли ради привлечения финансирования закладывали свое личное жилье и давали личные поручительства. А потом нам заявляют, что белорусы нам теперь друзья и братья родные, и границ с ними у нас не будет. А на вопрос "А как же мы?" нам отвечают: "А еще мы вас поздравляем, мы вступили в ВТО и теперь снизим пошлины на импорт. Плюс, мы теперь друзья с Новой Зеландией, и у нас с ними будет особая экономическая зона. А вы будьте эффективнее, привыкайте к справедливой конкуренции".

Вот только как можно говорить о справедливой конкуренции, когда у тебя до 30% дохода уходит на обслуживание кредитов, которые ты взял на 5–8 лет, а окупаемость теперь растягивается на 10–15? И российскому банку плевать, изменились экономические условия или нет. Мы можем сколько угодно плакаться, что когда мы брали кредиты, у нас с Белоруссией была граница и в ВТО нас не пускали. Мы не против того или другого, но мы против изменений правил игры во время игры. Демпинг со стороны наших европейских и белорусских конкурентов приведет к тяжелым и экономическим, и социальным последствиям: всплеску роста безработицы на селе, деградации традиционно аграрных территорий страны, массовым банкротствам предприятий отрасли и полной зависимости России от импортной продукции – в данном частном случае – молочной.