Почему в Казахстане пустеют деревни и малые города?

28.05.2019

Раньше между городом и деревней была перемычка, сейчас - целая пропасть.

Историки шутят: на один гектар южноказахстанской земли приходится один святой, один бий и один батыр. Правда, все они - персонажи мифов и легенд, которыми так богата южная земля. Но, как говорится, дыма без огня не бывает. Сказания передавались испокон веков, из поколения в поколение, а предки кочующих казахов стали заселять благодатную землю юга давно. Таким образом, заниматься земледелием здесь начали гораздо раньше, чем в других регионах.

Одна из легенд, к слову, гласит, что в стародавние времена из Шымкента до самого Туркестана ягненок мог пробежать по крышам домов, не касаясь земли, настолько густо этот отрезок пути был застроен и заселен. А сегодня о былом напоминают только многочисленные курганы, рассыпанные вдоль Великого Шелкового пути, пишет корреспондент издания "КазахЗерно.kz".

Рассказывают, люди расселялись у их подножий по принципу своей основной деятельности: в одном месте жили чабаны, в другом - мясники, в третьем - оружейники и т. д. Больших городов здесь не строили, жили сельскими общинами. Особое место на Туркестанском направлении занимает Ордабасинский район, носящий имя легендарного исторического места - горы Ордабасы - символа казахского единения.

Именно здесь представители трех жузов некогда договорились о совместной борьбе против джунгар и выбрали единого лидера - хана Абулхаира. Спустя триста лет, в 1992 году, у подножия горы прошла встреча трех президентов - Казахстана, Кыргызстана и Узбекистана. Время перелистнуло эти знаменательные исторические страницы, но и сегодня жизнь ордабасинцев представляет собой борьбу - нудную, унизительную, за выживание в условиях жестокого рынка. Ордабасы занимает середину, явно не претендующую на определение золотая, в рейтинге районов ЮКО, ему отводится 7-е место. То есть живет ни шатко, ни валко.

Анфас и профиль, или Между прошлым и будущим

Ордабасинский район был основан в 1964 году и до 1993-го именовался Бугунским.

Административный центр - село Темирлановка, находящееся в 40 км от Шымкента. В состав района входят восемь сельских округов. Численность населения - 108 тысяч человек. Территория - 2700 квадратных километров.

Выгодное природно-географическое положение (множество рек и каналов, изобилие солнечных дней) благоприятствует интенсивному развитию сельского хозяйства: производству мяса, молока, выращиванию зерновых и зернобобовых культур, винограда, овощей и бахчевых. Район богат полезными ископаемыми, что выгодно для производства строительных материалов, таких как жженый кирпич, гравий, клинец.

В советское время градообразующим предприятием являлся винсовхоз "Октябрьский" со своими виноградниками, вместительным фруктохранилищем, позволявшим сохранять продукцию в свежем виде до мая месяца. На предприятии трудилось несколько сот сельчан, выпускалось семь наименований марочных вин, экспортируемых практически во все республики бывшего СССР.

В лихолетье 90-х виноградники вырубили, народ разогнали, а цеха передали в руки частника, до конца раздолбившего некогда процветающее производство. Такая же участь постигла крупные животноводческие комплексы, которыми был богат район, а также популярную во всей области темирлановскую хлебопекарню, обеспечивавшую не один десяток ордабасинцев рабочими местами и снабжавшую ароматными буханками три(!) соседних района.

К слову, и сырье для хлебопекарни было местным: муку получали из отличных твердых сортов пшеницы, которую выращивали неподалеку, на богарных землях. Поговаривают, что эту пшеницу экспортировали даже в Европу для производства знаменитых итальянских макаронных изделий. Но сегодня хлебопекарня зияет пустотами окон и ободранными стенами, а ордабасинцы привозят хлеб из областного центра.

"Свиней в ауле только миллионеры могут содержать!", или О среднестатистических сельских семьях

Наш коллега Асет Ассанди перебрался в город, оставив родную Темирлановку в безвременье 90-х. "Очень тяжело было, - признается он. - Работу с женой найти не могли. А дети маленькие, кормить надо. Даже домашнее молоко найти для них проблематичным оказалось. Люди скотину продавали, деньги нужны были. Зато в Шымкент приехали, каждое утро во двор дома сельчане молоко привозили из пригорода и Сайрама".

Кстати, таких, как Асет, в Шымкенте очень много. В основном это сельская интеллигенция, большая часть которой вынуждена была лет 20 назад покинуть родные пенаты. Библиотеки, клубы, кинотеатры, детские сады - вся эта активно развитая культурная инфраструктура села лихорадочно растаскивалась "прихватизаторами", а сотрудников безжалостно выкидывали на улицу. В то же время в городе из-за активного оттока некоренного населения квартиры заметно подешевели, и приобрести их было нетрудно.

А вот моя приятельница Руфина Рашидова не стала уезжать из родного села, ее муж категорически был против, поскольку здесь его корни. Ежегодно, чтобы сохранить место учителя в сельской школе, Руфина приносит дань директору за себя и за мужа, тоже учителя. Причем размер почасовой нагрузки прямо пропорционален размеру врученной директору мзды: чем она выше, тем больше количество часов. На двоих с мужем у них получается около 70-ти тысяч тенге. Однако это лишь на бумаге. Определенную сумму принято высчитывать из каждого оклада, эти деньги идут на встречу различных комиссий.

Нередко по сельским школам "раскидывают" неходовой товар: методички доморощенных педагогов, мемуары непопулярных писателей. Скидываются и на обязательную подписку официальной прессы. Все это, естественно, из зарплаты учителей. Так за месяц кругленькая сумма вычетов и набегает. А попробуй возмутись - вмиг без работы останешься. К тому же мужчин-педагогов нередко приглашают на ремонтные работы. К примеру, муж Руфины в минувшее воскресенье вместе с другими коллегами мужчинами крыл крышу школьного здания привезенным шифером. Естественно, бесплатно. И никто не возмущается.

Та же Руфина рассуждает: "Должен же кто-то это сделать!". Мы видим, что сельские чиновники, и директора школ в том числе, очень умело манипулируют менталитетом сельчанина, вдолбленным ему еще с советских времен: все вокруг колхозное - все вокруг мое...

Подросших детей Руфина пристроила в городе, дочери даже ухитрилась по ипотеке квартирку прикупить. Сын жилье арендует. Родители, как могут, помогают детям, для чего завели домашний скот на откорм и продажу. После уроков Руфина спешит домой: надо накормить свиней, подоить корову. Но в этом году она категорически отказалась от этой затеи. Почему?

- Что ты?! - машет она руками. - Свиней в ауле только миллионеры могут содержать! Разве прокормишь их при такой дороговизне кормов? Самой для этого придется голодной остаться!

В ауле, где проживает Руфина с мужем, - привозной газ, а воду они таскают из колодца. Таких сел большинство в Ордабасинском районе.

К слову, в беседе со мной и.о. акима района Кайрат Толебаев, отвечая на вопросы, сообщил, что из 59 населенных пунктов Ордабасы почти половина - без централизованного водоснабжения, а природный газ имеется всего лишь в четырех населенных пунктах, в остальных - привозной, в баллонах. Говоря о сельских школах, Кайрат поведал, что из 66 школ района менее половины (30) типовых. Остальные - старые, заброшенные, многие располагаются в зданиях барачного типа. И это в районе, где проживает свыше 4 тысяч многодетных семей.

Замакима, естественно, не преминул подчеркнуть и положительные моменты: сокращается количество безработных, их на сегодняшний день во всем районе всего 736 человек зарегистрировано. Нет, открытием новых производств район особо похвастать не может. А показателей в сокращении количества безработных удается достичь за счет так называемой самозанятости населения. Кстати, очень мудрый, часто употребляемый в отчетах региональных акимов термин попросту обозначает работу в собственном хозяйстве, доходов от которого едва хватает на пропитание.

О пенсионных отчислениях (во всяком случае, солидных), выплатах по болезни, отпусках и прочих атрибутах цивилизованного труда здесь не может быть и речи. И сельчане, отправляющиеся на заслуженный отдых с такой "самозанятости", получают пенсию соответственно по минимуму. К. Толебаев также признался, что немалая часть сельчан работает в городе. А в обозримом будущем по генеральному плану развития Шымкента некоторые земли вместе с населением вообще отойдут к областному центру. В частности, такая перспектива ожидает дачный массив Шубарсу с населением 25 тысяч человек, среди которых преобладают оралманы...

Самая большая мечта Руфины - перебраться в город, поближе к детям. Перспективы для себя в деревне она, женщина предпенсионного возраста, не видит. Как не видят ее сотни молодых, устремившихся из аулов в областной центр.

Недавно в разговоре со мной шымкентский квартирный риелтор со стажем признался, что сегодня основная масса его клиентов - молодые люди из села, которые снимают квартиры в городе. Это самая невыгодная, неплатежеспособная публика, поскольку, как правило, она не имеет постоянной работы, перемещается с одной работы на другую, с одной квартиры на другую. Как перекати поле.

Старожил района Бостандык Жакей, возглавляющий Ордабасинский районный филиал НДП "Нур Отан", с тоской вспоминает былые времена. Гремел район своими производственными показателями, народ жил хорошо, зарплаты, премии получал, по профсоюзным путевкам на море отдыхал. Сегодня ничего не осталось в селе. Хотя, по его мнению, потенциал сохранился. А для его использования, рассуждает Бостандык Бопешпайулы, инвестиции в район надо привлекать, программы разрабатывать, перспективные проекты. Тогда и молодежь с удовольствием в родном селе останется, работать будет, гордиться своей легендарной родиной. А пока все торопятся уехать из аула.

Пир во время чумы, или Кому в ауле жить хорошо?

Впрочем, не все спешат покинуть родные пенаты. Сельской почтальонше Зарипе (имя изменено - Авт.) сравнительно неплохо жилось в родном ауле Кольтогане. Правда, для этого ей пришлось пенсионеров-односельчан обманывать. Прокурор района Ержапар Берген рассказал, что эта ловкая сельчанка на протяжении двух лет не выдавала единовременных пенсионных пособий более чем 20 старикам. А когда ее афера раскрылась, она, прихватив награбленные деньги, смылась. Сейчас находится в розыске.

Или главный врач РЦБ Болат Сагымбеков тоже, видимо, хорошо в ауле живет. Ведь он устроил настоящий пир во время чумы, то есть тогда, когда ордабасинский народ, оцепенев от горя, подсчитывал убытки от обрушившегося на регион мощнейшего наводнения, а общественность старалась, как могла, поддержать его морально и материально. С размахом, пышно отпраздновал Баке свой 50-летний юбилей в одном из самых шикарных ресторанов Шымкента.

Коллеги его поздравляли и даже, поговаривают, скинулись во главе с главврачом областной больницы М.Егизбаевым на солидный подарок. Конечно, именины - личное дело г-на Сагымбекова, как и то, где встречать юбилей и с кем. Но как-то лезут в голову мысли о моральном кодексе государственного служащего, к коим приравнен Сагымбеков. Вспоминается и наказ о необходимости быть скромным, с которым к государственным чиновникам обратился Президент Казахстана Назарбаев. И до слез жалко находящуюся в подчинении у Сагымбекова поселковую больницу в Бадаме, основательно разрушенную паводковыми водами.

Открытая буквально пару месяцев назад (на строительство было потрачено 345 миллионов государственных средств), новая, типовая, она вдруг (по неофициальной версии, не столько от паводка, сколько от неправильного проектирования) рассыпалась вместе с установленным новым медицинским оборудованием. К слову, специально созданная комиссия подсчитала, что для ее восстановления понадобится как минимум восемь миллионов тенге...

На фига попу гармонь, или О власти с ограниченной ответственностью

Похоже, что со своей программой переселения людей из депрессивных сел правительство слегка запоздало. Потому как и без нее молодое поколение, устав от безнадеги и безысходности, от сельской жизни в пещерных условиях, тогда как в других местах возводятся современнейшие мегаполисы, оставляет отчие дома и в поисках лучшей жизни устремляется в город, где его, по большому счету, никто не ждет. И там молодые становятся, по меткому выражению незабвенных Ильфа и Петрова, "чужими на этом празднике жизни".

Опять же с выявлением экономически неперспективных, т.н. депрессивных, территорий государственные мужи как-то, мягко говоря, намудрили. Давайте еще раз обратимся к расшифровке фразы "депрессивный регион". Это регион, в котором производственно-ресурсная база перешла в фазу устойчивого спада, исключающего возникновение новых стимулов развития. Но, согласно этому определению (хотя бы на примере того же Ордабасинского района), у нас всю сельскую территорию республики, которая занимает большую часть, поскольку Казахстан - страна аграрная, можно безошибочно отнести к депрессивной, а народ в немногочисленные города переселить.

Только вот, кто тогда кормить горожан станет? Из-за примитивного по нимания рыночной экономи ки некоторые наши теоретики продолжают уповать на ее "чудеса": мол, рынок все расставит на свои ме ста, все отрегулирует. Законы рынка универсальны. Поэтому правительство и не заметило, что такой подход стал при чиной небывалого оттока сель ских жителей в города, а это, в свою очередь, вы звало социальное напряжение, проблемы с работой, жильем, демографией, спадом сельско хозяйственного производства и т.д.

Казахстанский специалист-аграрник Болат Бутеев в своем исследовании подметил: "Казалось бы, наше пра вительство должно было, ис пользуя все возможности го сударства в интересах нации, осваивать огромные террито рии, превращать все районные центры в малые города с разви той инфраструктурой и таким способом обеспечивать все на селение работой. Вместо этого наши "шустрые" экономисты-политики из-за отсутствия на ционального мышления, следуя советам мировых господствую щих сил, заинтересованных в богатствах и землях Казахстана, повели наше правительство по ложному пути. По пути "при ватизации", "оптимизации", "легализации" и т.д., до кото рых не мог додуматься даже Го лощекин".

При Советах Казахстан называли всесоюзной житницей и всесоюзным мясокомбинатом. И сегодня базу национальной эконо мики, ее стержень составляет аграрный сектор - живот­новодство, растениеводство и переработка сельхозпродукции.

Так казахи жили испокон веков в соответствии со степным за коном, озвученным великим Байдибек-би: "Аттың тұяғы жеткен жер бекер қалмасын" (Земля, куда ступят копыта на ших коней, не должна оставаться заброшенной). Так зачем же нам Америку открывать? Тем более, в Казахстане...