Сказка про советского бычка: о животноводстве

21.05.2019

На днях в обычно тихой, вялой и мало кому интересной Госдуме неожиданно разгорелась жаркая дискуссия. Причем главным действующим лицом выступил всегда сдержанный премьер-министр Владимир Путин, отчитывавшийся перед депутатами о делах в государстве Российском. Плавное журчание его речи неожиданно взорвала фраза о том, что "в СССР не было мясного животноводства". Вот как это происходило:

"Путин. (…) Да и чего там говорить? Вот, говорили о заделах советского времени. Ну, не было в заделах у нас производства мяса крупного рогатого скота. Ну, не было.

Депутат от КПРФ (с места). Зачем вы говорите неправду?

Путин. Я говорю правду!

Депутат от КПРФ (с места). Неправду!

Путин (раздраженно, переходя почти на крик). Правду! И вы должны знать об этом, если занимаетесь. Потому что не было у нас производства специально. Включите микрофон.

Нарышкин (депутату). Сядьте, пожалуйста.

Путин. Не-не-не-не-не. Вот, послушайте меня. И вы не можете об этом не знать. У нас в России, в Советском Союзе, не было специального мясного животноводства. В Оренбургской области и везде по России не было специального мясного животноводства. Вы знаете что? Я уже занимаюсь этим не первый год. И я внимательно, очень внимательно слушаю наших сельхозпроизводителей. И вы поезжайте к ним и поговорите. И с Зубковым поговорите, который у нас занимается сельским хозяйством с молодых ногтей. (…) Не было у нас в Советском Союзе мясного животноводства. У нас забивали скотину, которая уже молоко не давала.

(…) Да не о поголовье идет речь. У нас голов много. Мяса мало было всегда в Советском Союзе, вот в чем все дело. И мясные электрички помните, наверное. Длинная, зеленая, мясом пахнет. Это что такое? Электричка в Москву. Ну, мы же это знаем с вами. Ну чего об этом говорить? (…) Не было мясного животноводства специального. И сейчас мы занимаемся селекцией, занимаемся ввозом этого поголовья из-за границы. (…) У нас поголовье было большое, только с каждой коровы мяса было с гулькин нос. Вот, в чем все дело. Потому что это выработанное стадо, которое давало молоко".

Нет никакого сомнения в том, что Владимир Путин был прав, разъясняя (напоминая) коммунистам, что во времена их правления в СССР не было-таки специального мясного животноводства. Были в изобилии министерства сельского хозяйства, агропромы, министерства мясной и молочной промышленности – в Москве и во всех республиках, а мяса – не было. За исключением Москвы, Питера и некоторых республиканских столиц. (Даже молоко под конец СССР и в белокаменной выдавали строго по одному пакету в руки, и не всем в очереди доставалось). Уточню: мяса не было в государственных магазинах – его там время от времени "выбрасывали", и люди убивались за ним в очередях. Но в так называемых райпотребсоюзных лавках и особенно на рынках мясо вполне можно было купить. Разное – говядину, свинину, крольчатину, птицу. Правда, разница в цене составляла два и больше раза.

Однако заслуги в этом бывшего коммунистического режима нет никакой. Мясо это появлялось в райпотребсоюзах и у частников на рынках не благодаря развитию специального мясного животноводства на государственном уровне (не путать его с молочными стадами), а вопреки титаническим усилиям "партии и правительства", направленным на удушение частного сектора, который и не давал людям (прежде всего, горожанам) голодать. Достаточно только одного примера – во времена "кукурузника" Хрущева был выпущен циркуляр, что частные лица не имеют права держать в своих хозяйствах скотину, а на каждое плодовое дерево в крестьянском или дачном саду полагался налог.

Эта, по сути, мясо-идеологическая перепалка в Думе мне лично напомнила несколько историй из моей журналистской и депутатской практики коммунистических времен, касающихся партийных сказок про белого бычка. В 1988 г., в самый разгар горбачевской перестройки, я работала в провинциальной газете в Житомире, что на Украине. Именно тогда, вспоминаю, вся область всколыхнулась от сообщения, что первый секретарь обкома партии Василий Кавун награжден пятым (!) Орденом Ленина. Формулировка – "за большие заслуги". Прилавки магазинов были практически пусты, и мне стало интересно, что же это за такие фантастические "заслуги".

Получив под грифом "для служебного пользования" отчет облстатуправления за восемь месяцев 1988 г., я проанализировала эти "успехи". Оказалось, по сравнению с 1987 г. численность неприбыльных предприятий области умножилась, а сумма убытков увеличилась в два раза, область недополучила почти 26 млн рублей прибыли. Не выполнялись планы по выпуску товаров разных групп. Каждое шестое предприятие области не придерживалось своих договорных обязательств, количество таких предприятий возросло по сравнению с маем 1988 г. в три раза. "Пели романсы" также и финансы области: общий годовой план по прибыли в народном хозяйстве области на 1 августа 1988 г. был еле вытянут на 60,3%.

Первого секретаря Житомирского обкома партии В. М. Кавуна, Героя Соцтруда, члена ЦК КПСС и ЦК КПУ, награждали пятым орденом Ленина "за большие заслуги", а в это время в области продолжался стремительный падеж скота. На 1 сентября 1988 г. по сравнению с 1 января 1988-го поголовье скота сократилось на 24 334 единицы. В целом по области, согласно отчету статуправления, в первом полугодии 1988 г. погибло 11,4 тыс. голов большого рогатого скота, 11 тыс. голов свиней, 3,8 тыс. овец. Вот как прокомментировал тогда мне эти цифры один из специалистов облстатуправления: коэффициент детской смертности в области составляет 1,5, а падежа скота – 1,1, то есть получается, что детей умирает больше, чем гибнет скота. Это говорит о том, сказал он, что цифры падежа – липовые, и на самом деле они гораздо выше.

По иронии судьбы в то же время на практическом семинаре в Научно-исследовательском институте сельского хозяйства Нечерноземной зоны УССР отмечалось, что "хозяйства области (Житомирской. – А.Я.) имеют долг перед государством по продаже мяса, свеклы, фруктов, льноволокна, льносемян. Девять районов не обеспечили выполнения заданий Продовольственной программы по производству зерна, четырнадцать – картофеля, шестнадцать – овощей, шесть – свеклы, двадцать один – мяса, одиннадцать – яиц" и т.д.

Как позже (уже после вынужденного ухода первого секретаря) свидетельствовал на страницах областной газеты секретарь Черняховского райкома партии А. Н. Зализко о призыве "Дадим тонну льноволокна с гектара!", "в результате, когда выдался неблагоприятный год, оприходовали вместо льноволокна солому". Раскрыл секреты орденоносных "побед", когда уже стало безопасно, и первый зампредседателя облисполкома В. М. Антонюк: "…Прижилась практика манипуляций цифрами, сотворение дутых показателей. Вот уже пятый год область перевыполняет планы продажи овощей государству, а в магазинах, на рынке – овощной дефицит. Потому что план по овощам выполняется преимущественно сахарной свеклой, и кормим мы ею оленей Севера".

На самом деле ордена нужно было давать жителям области, имеющим личные подсобные хозяйства. Ведь, как отмечал публично председатель облсовета через несколько дней после награждения партсекретаря, "в общее дело ощутимый вклад делают и личные подсобные хозяйства граждан. Без них практически невозможно было бы удовлетворить спрос жителей области на молоко, масло, мясо, яйца и другие продукты. Ведь в личных подсобных хозяйствах граждан, которые занимают восемь процентов сельхозугодий, вырабатывается более трети всей валовой продукции сельского хозяйства. На них приходится 43% общего производства картофеля, 36% – овощей, 40% – молока, 71% – яиц и почти половина – выращивания мяса".

Цифры эффективности личных (слово "частные" тогда стыдливо не произносили) хозяйств граждан редко публиковались в советской печати и практически никогда открыто не анализировались с экономической точки зрения. И это понятно: в сравнении с больше мертвой, чем живой, колхозно-совхозной системой они просто вопили о бесхозяйственности, безответственности и лживости таких "ударников" и "маяков" по всему периметру СССР как житомирский секретарь обкома компартии. Получалось, что если всего 8% личных сельхозугодий области покрывали от 36 до 71% разных потребностей населения, а почти 100% сельхозугодий кавуновских колхозов не могли при этом справиться с оставшимися заданиями партии и правительства, так за что же Кавуну периодически вручались высшие награды?

Но и это, как выяснилось, был еще не венец "успехов". Оказалось, что и раньше отправляемые в центр рапорты о "выполнении и перевыполнении" в животноводчестве - это банальные приписки. Проведя собственное депутатское расследование, я выяснила, что только по Житомирской области в 1983-1985 гг. в системе облпотребсоюза было приписано к государственной отчетности на 6 миллионов рублей мяса (если учесть, что рубль тогда котировался к доллару внутри страны как один к одному, это значит – на 6 миллионов долларов). Об этом свидетельствовали и документы контрольно-ревизионного управления Министерства финансов УССР, и наивные попытки одного из следователей областной прокуратуры донести эту мысль до руководителей области, закончившиеся его быстрыми проводами на почетную пенсию.

Моя депутатская статья о двойной мясной бухгалтерии и о том, что мы в области ели приписанного "бумажного" бычка, вызвала бурю негодования в обкоме и в облстатуправлении. Вместо того чтобы снять приписки и наказать мошенников, руководство немедленно обратилась с заявлением в прокуратуру о возбуждении против меня, народного депутата СССР, уголовного дела и в суд – о защите чести и достоинства. Однако времена уже были не те – липовым ленинским орденоносцам и их продажным прокурорам (областной прокурор, член обкома партии, больше года не выполнял своих прямых обязанностей по контролю над законностью в этом "тухлом" мясном деле) ничего уже не могло помочь. Ни высокие киевские покровители, славшие в суд телетайпограммы в их защиту "бочками", ни такая же продажная местная компартийная газетка. Суды я выиграла, а "Радянській Житомирщині" и руководству облстатуправления пришлось, скрепя сердце, публично передо мной извиниться.

Впрочем, подобные ситуации с приписками и очковтирательством (и не только в системе мясного производства) практиковалась по всей стране. Мы жили в перевернутом зазеркалье с приписанными "бумажными" бычками, где малообразованные кавуны-ленинцы в течение 70 лет с благословения сусловых и их помощников с тремя-четырьмя классами образования день и ночь пытались сделать из нас зомбированных идиотов. Где уж им было заниматься реальной экономикой: на повестке дня всегда были главными вопросы идеологического обеспечения посадки свеклы и марксистско-ленинского спаривания быков с коровами. Неудивительно, что еще и сегодня так трудно возвращаться всем к здравому смыслу и твердой памяти.