Стерлигов: пост президента должен передаваться по наследству

21.05.2019

Долой выборы! Долой науку! Расселить города! Призвать царя! Хватит пользоваться зубной пастой и прочими сатанинскими штуками! Нет, наверно, в России более странного человека, чем чудаковатый российский бизнесмен Герман Стерлигов. Впрочем, сам "православный миллионер" говорит, что он не бизнесмен, а крестьянин. Люди правых и ультраправых взглядов все чаще заводят речь об укреплении семьи, усилении православной веры и особом пути России. Герман Стерлигов всем российским консерваторам может быть примером, а партиотам – иконой. У него патриархальная окладистая борода, он ведет собственное летоисчисление, которое на 8 лет отличается от христианского, и с ним хочется говорить на старославянском, кланяясь и окая. Стерлигов с женой и пятью детьми живет не где-нибудь, а в собственноручно срубленной избе. Впрочем, звонок Neva24 застал его в ресторане. – Вы, Герман Львович, что-то совсем от политики отошли: раньше хоть баллотировались в мэры Москвы, в президенты пытались… – Я увидел низкую эффективность этой деятельности – заранее предрешенный результат снижает всякий интерес. Количество голосов тем или иным партиям расписано заблаговременно. – То есть не следите за предвыборной гонкой? – Нет, не слежу! – Если политика не имеет смысла, что же можно делать на благо своей страны? – На благо России много чего можно делать! Начиная от выращивания картошки и заканчивая рождением детей. Если говорить конкретно на тему государственного устройства, нужно требовать от руководства страны введения наследственной власти. – То есть монархии? – Не обязательно монархии. Наследственных должностей. Единственная выборная должность – судья. А что касается президентского поста либо поста премьер-министра, это должно передаваться по наследству. Отец должен быть нацелен не на то, чтобы наворовать и убежать, а на то, чтобы передать хозяйство сыну. И вот это будет уже совершенно другое отношение к стране. Никакого вывода капитала невозможно будет представить. Работу на другие территории невозможно будет представить! Потому что это будет работа против своей семьи. – Вы сказали "требовать от руководства". Каким образом? Революция? – Говорят: уклонись от зла и сотвори благо. Неучастие в выборах – одна из форм требования введения наследственной власти. Потому что можно либо выбирать, либо по наследству передавать. Еще есть вооруженный захват власти, но мы его не рассматриваем. – Ну, хорошо. С внутренней политикой разобрались. А с внешней что? – Я вижу необычайную, колоссальную перспективу. У России крайне выигрышное положение относительно других держав. Надо создать продовольственную зависимость окружающих стран от нас. Она значительно надежней энергетической зависимости. И в отличие от энергоносителей пища – это возобновляемый ресурс. Продукты питания, выращиваемые крестьянским образом. Но для этого надо создавать не агрохолдинги, то есть колхозы, а создавать миллионы крестьянских хозяйств. – А где вы раздобудете миллионы крестьян? – Кроме как в городах, взять их негде. Бездельники, которые скучились в мегаполисах не только в России, но и в других странах, подлежат расселению. – А землица-то выдюжит, Герман Львович? – К счастью, у нас почти целиком было разрушено советское сельское хозяйство. К счастью, была разрушена значительная часть промышленности. Экологическая нагрузка на окружающую среду снизилась. У нас миллионы гектаров земель, которые отдохнули от проклятой химии. От проклятого советского химического хозяйства, когда землю посыпали огромным слоем удобрений. То же самое продолжается в Америке, Европе, Австралии. В мире есть лишь два месте, где почвы отдохнули от химии, – это Россия и Украина. Огромные массивы земель отдохнули от уничтожения их проклятыми научными разработками. – Да, все знают, науку вы не любите. А что религия? Что вы как православный предприниматель думаете о роли Русской православной церкви в современном обществе? – Я не предприниматель, а РПЦ – не церковь. Поэтому вопрос смысла не имеет. – Поясните-ка! – Я крестьянин! А РПЦ – еретическое сообщество, ни к православию, ни к Христу не имеет отношения. Как протестанты, магометане, Папа Римский, целый ряд конфессий. – Вы готовы вступить в борьбу с РПЦ? – Зачем мне бороться с еретиками? Нет такой заповеди Божьей. Есть много других заповедей, которые нужно выполнять, тратить на это время и силы! А ересеучителей нужно гнушаться. Написано: гнушаться врагами Божьими. Это как с крысами мерзкими. Чего с ними бороться? Их гнушаться надо. – То есть большинство жителей России… – Да. Они еретики. Они потерпевшие. А те, кто их разводит, – ересеучителя, лжеепископат. Впрочем, православных, которые понимают, что РПЦ – еретическое сообщество, довольно много. Потому что этой группе светских шарлатанов становится все трудней выдавать себя за церковь. Начиная от педерастии и кончая воровством – это отличительные черты епископата. Хотя их личный облик – следствие впадения в ересь. – Мне тоже церковники не по нраву… Но большинство с вами не согласится. – Если на большинство ориентироваться, то надо католиками становиться, их миллиард. Или магометанами. Их полтора миллиарда. Это рассуждение ложное. Большинством голосов истина не меряется. – А вы ее знаете, истину-то? – Может быть один в правде, а миллион – во лжи. И от этого правда не изменится ни на йоту!